"О духовном в искусстве". 1910 г

Василий Кандинский. Книги. О духовном в искусстве. 1910 год
Предисловие к Российскому изданию  5 6
Нина Кандинская. Предисловие  7 8
Предисловие к первому изданию  8
Предисловие ко второму изданию  9
I. Введение  10 11 12 13 14 15 16
II. Движение  17 18 19 20 21 22
III. Поворот к духовному  23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36
IV. Пирамида  37 38 39 40
V. Действие цвета  41 42 43 44 45
VI. Язык форм и красок  46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85
VII. Теория  86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98
VIII. Произведение искусства и художник  99 100 101 102 103 104
Заключительное слово  105 106 107 108


VII. Теория

86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98

ми и в котором они играют одинаковые общественные роли; миром, где существа с оторванными частями тела поставлены на одну доску с самостоятельно живущими носами, пальцами и пупками. Это - комбинаторика калейдоскопа,* инициатором которой является не дух, а материальная случайность. Но, несмотря на эту непонятность или вообще неспособность стать понятной, орнаментика на нас все же действует, хотя и случайно и не планомерно:** восточный орнамент является внутренне совершенно иным, чем шведский, негритянский, древнегреческий и т. д.

Не без основания, например, общепринято называть узоры тканей веселыми, серьезными, печальными, оживленными и т. д., т. е. теми же прилагательными, которыми всегда пользуются музыканты (allegro, serioso, grave, vivace и т. д.), для того чтобы определить исполнение музыкального отрывка. Весьма возможно, что орнамент когда-то возник из природы (ведь и современные работники прикладного искусства ищут свои мотивы в полях и лесах). Но, если бы мы даже и предположили, что не использовался никакой иной источник, кроме внешней природы, то, с другой стороны, в хорошем. орнаменте природные формы и краски все же трактовались не чисто внешним образом, а скорее, как символы, которые, в конце концов, применялись почти иероглифически. И именно поэтому они постепенно стали непонятными, и мы не можем больше расшифровать их внутреннюю ценность. Китайский дракон, например, который сохранил в своей орнаментальной форме еще очень много точно телесного, настолько слабо действует на нас, что мы спокойно можем переносить его в столовой или в спальне и воспринимаем его не сильнее, чем столовую дорожку, вышитую маргаритками.

Быть может, к концу нашего, возникающего в настоящее время, периода снова разовьется новая орнаментика, но она вряд ли будет состоять из геометрических форм, Однако попытка в настоящее время создать такого рода
_________
* Этот особый мир живет, конечно, своей точно определенной жизнью, но это - жизнь иной сферы.
** Только что описанный мир есть все же мир, безусловно обладающий своим неотъемлемым внутренним звучанием, которое в основном, в принципе, необходимо и таит в себе возможности.

86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98